Разделенное внимание — способность направлять внимание на тот же объект, на который обращает внимание другой человек. Развивается в раннем возрасте: ребенок не только замечает, на какой объект смотрит другой человек, но и с помощью указательного жеста сам направляет внимание человека на интересующий его предмет.

Разделенное внимание развивается постепенно, и к 12-13 месяцам позволяет детям с помощью указательного жеста направлять внимание взрослого на интересующий его объект для разделения с ним эмоционального отношения к нему. В состоянии разделенного внимания младенцы начинают соотносить эмоциональные реакции и речевые высказывания взрослого с объектами и событиями окружающей среды.

Пример ситуации разделенного внимания: ребенок видит кошку, возгласом и указательным жестом он показывает маме на кошку, следя за ее взглядом и убеждаясь, что она на нее посмотрела (инициация совместного внимания). Мама смотрит ребенка, потом на кошку и, смотря в глаза ребенку, говорит: «Да, это кошка!» (ответ на инициацию совместного внимания). Эта ситуация типична для детей после года и позволяет им разделить со взрослым впечатления от увиденного и заинтересовавшего их объекта или события. В состоянии общего внимания дети начинают идентифицировать ментальные состояния свои и других людей, направленные на один и тот же объект.

По мнению Дж.Баттерворта, зрительная активность младенца, необходимая для разделенного внимания, в своем развитии проходит несколько стадий. К 6 месяцам младенцы уже способны следить за взором матери, если он направлен на достаточно заметный предмет, расположенный прямо перед ними. К 12 месяцам дети все еще не могут локализовать предметы, находящиеся позади них, но способны обнаружить цель, даже когда она не является единственным стимулом в поле зрения. К 18 месяцам дети успешно находят взглядом расположенные сзади предметы, хотя их внимание легко может отвлечься на какой-либо из попавших в поле зрения посторонних предметов.

Было показано, что разделенное внимание имеет ключевое значение для развития речи, символической игры и социального познания.

Ранние ретроспективные исследования видеозаписей первых лет жизни детей с аутизмом показали, что отсутствие актов разделенного внимания наряду с недостатком довербальной коммуникации и откликом на имя являются одними из ключевых признаков, которые наблюдаются у детей с РАС к концу первого года жизни (Baranek, 1999; Osterling, Dawson, 1994).

В других исследованиях, в которых изучалась важность навыка разделенного внимания для ранней диагностики аутизма, пытались проспективно выявить аутизм среди общей популяции и группы высокого риска (обычно сиблингов детей с РАС) с помощью скрининговых инструментов (Baird G. et al., 2000; Baron-Cohen, Allen, Gillberg, 1992; Baron-Cohen S. et al., 1996). Их результаты показали, что отсутствие двух составляющих разделенного внимания — контроля взгляда другого человека и указания на интересующий объект/событие вкупе с отсутствием символической игры в 18 месяцев с высокой вероятностью являлись прогностическими признаками аутизма (Baird G. et al., 2000).

Результаты лонгитюдных исследований показали взаимосвязь между разделенным вниманием в раннем детстве и различными речевыми и социальными навыками в дошкольном и школьном возрасте у детей с РАС (Stone, Yoder, 2001; Sigman M. et al., 1999).

Анализируя влияния отсутствия или снижения актов совместного внимания у детей с РАС в раннем возрасте, П. Хобсон утверждал, что именно нарушение развития совместного внимания, не позволяющее в раннем детстве получить опыт эмоционального общения со взрослым, приводит к нарушению социального взаимодействия при аутизме (Hobson, 1993). С. Барон-Коэн предполагал, что у детей с РАС оказывается поврежденным детектор направления взгляда, который развивается очень рано и необходим для контроля взгляда другого человека при разделенном внимании. Повреждение этого механизма существенным образом нарушает социальное развитие ребенка и восприятие других людей как целенаправленных субъектов, способных направлять свое внимание на те или иные объекты (Baron-Cohen, Cross, 1992). Как показал Филипс с соавторами (Phillips, Baron-Cohen, Rutter, 1992), в отличие от типично развивающихся детей 9–18-месячного возраста дети с РАС (в возрасте 3-7 лет) в условиях реального взаимодействия, когда намерения взрослых не очевидны, не используют глазной контакт в качестве источника информации.

Последние исследования по разделенному вниманию у детей и взрослых с РАС сосредоточены на разработке критериев диагностики разделенного внимания или оценки эффективности различного вида вмешательств для развития разделенного внимания. Существуют отдельные тренинги по инициации разделенного внимания и по формированию ответной реакции на данный поведенческий акт, которые разработаны в рамках прикладного анализа поведения.

Достаточно много исследований эффективности вмешательства для развития разделенного внимания у детей с РАС выполняются с использованием компьютеризированных или роботизированных техник. Результаты этих исследований показывают важность использования взрослым подсказок, таких как указательный жест в ситуации взаимодействия для увеличения актов разделенного внимания (David D. O. et al., 2018). Существуют также исследования, которые демонстрируют преимущества тренинга с участием сверстников (а не взрослых или роботизированных моделей) для увеличения актов разделенного внимания у детей с РАС (Kourassanis-Velasquez, Jones. 2018).

См.также: Модель психического

Статью подготовил: Евгения Лебедева, к.психол.н., ст.н.с. ФГБУН Института психологии РАН

Литература: Baird G. et al. A screening instrument for autism at 18 months of age: a 6-year follow-up study //Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry. – 2000. – Т. 39. – №. 6. – С. 694-702. Baranek G. T. Autism during infancy: A retrospective video analysis of sensory-motor and social behaviors at 9–12 months of age //Journal of autism and developmental disorders. – 1999. – Т. 29. – №. 3. – С. 213-224. Baron-Cohen S., Allen J., Gillberg C. Can autism be detected at 18 months? The needle, the haystack, and the CHAT //The British Journal of Psychiatry. – 1992. – Т. 161. – №. 6. – С. 839-843. Baron-Cohen S., Cross P. Reading the eyes: evidence for the role of perception in the development of a theory of mind //Mind & Language. – 1992. – Т. 7. – №. 1‐2. – С. 172-186. Baron-Cohen S. et al. Psychological markers in the detection of autism in infancy in a large population //The British Journal of Psychiatry. – 1996. – Т. 168. – №. 2. – С. 158-163. David D. O. et al. Developing Joint Attention for Children with Autism in Robot-Enhanced Therapy //International Journal of Social Robotics. – 2018. – С. 1-11. Hobson P.R. Autism and the Development of Mind, Lawrence Erlbaum Associates Ltd, 1993 Kourassanis-Velasquez J., Jones E. A. Increasing Joint Attention in Children with Autism and Their Peers //Behavior Analysis in Practice. – 2018. – С. 1-17. Osterling J., Dawson G. Early recognition of children with autism: A study of first birthday home videotapes //Journal of autism and developmental disorders. – 1994. – Т. 24. – №. 3. – С. 247-257. Phillips W., Baron-Cohen S., Rutter M. The role of eye contact in goal detection: Evidence from normal infants and children with autism or mental handicap //Development and Psychopathology. – 1992. – Т. 4. – №. 3. – С. 375-383. Stone W. L., Yoder P. J. Predicting spoken language level in children with autism spectrum disorders //Autism. – 2001. – Т. 5. – №. 4. – С. 341-361. Sigman M. et al. Continuity and change in the social competence of children with autism, Down syndrome, and developmental delays //Monographs of the society for research in child development. – 1999. – С. i-139.